Туберозный склероз у детей: симптомы, лечение, прогноз продолжительности жизни

Туберозный склероз

Туберозный склероз — генное заболевание, характеризующееся поражением нервной системы в виде эпилепсии и олигофрении, полиморфными кожными симптомами, опухолевыми и неопухолевыми процессами в соматических органах. Диагностический алгоритм состоит из обследования нервной системы (МРТ, КТ головного мозга, ЭЭГ), офтальмологического исследования, обследования внутренних органов (УЗИ, МРТ сердца, КТ почек, рентгенография легких, ректороманоскопия). Главными направлениями лечения являются: противоэпилептическая терапия, нейропсихологическая коррекция, наблюдение и своевременное хирургическое лечение новообразований.

МКБ-10

  • Причины туберозного склероза
  • Симптомы туберозного склероза
    • Поражение ЦНС
    • Дерматологические симптомы
    • Офтальмологические симптомы
    • Поражение внутренних органов
  • Диагностика
  • Лечение туберозного склероза
  • Цены на лечение

Общие сведения

Туберозный склероз (ТС) — наследственная нейроэктодермальная патология, проявляющаяся изменениями кожи, эпилептическими приступами, олигофренией (умственной отсталостью) и возникновением новообразований различной локализации. Наряду с нейрофиброматозом, болезнью Гиппеля-Линдау, синдромом Луи-Бар, болезнью Стерджа-Вебера и др., ТС относится к факоматозам. Заболеваемость составляет 1 случай на 30 тыс. населения, среди новорожденных — 1 случай на 6-10 тыс. Известны не только семейные, но и спорадические случаи. Причем последние составляют до 70%.

Впервые туберозный склероз был описан Реклингхаузеном в 1862 г. Француз Бурневилль в 1880 г. подробно исследовал морфологические изменения, происходящие в головном мозге при этом заболевании, и впервые употребил термин «туберозный склероз». В 1890 г. дерматолог Прингл сделал описание ангиофибром лица у пациентов с ТС. Поэтому в литературе по неврологии можно встретить синонимичное название ТС — болезнь Бурневилля-Прингла.

Причины туберозного склероза

Заболевание имеет генетическую природу. Большинство случаев обусловлено возникновением новых мутаций и лишь 30% аутосомно-доминантным наследованием генных аберраций, имеющихся у родителей. Выделяют туберозный склероз тип 1, развитие которого обусловлено мутациями в гене 34 локуса 9-й хромосомы, ответственном за кодирование гамартина, и туберозный склероз тип 2, связанный с нарушениями в 13-ом участке 16-й хромосомы, отвечающем за кодирование туберина.

Биохимические аспекты патогенеза до конца не изучены. Известно только, что в норме гамартин и туберин являются факторами подавления опухолевого роста. Морфологическим субстратом выступают разросшиеся глиальные элементы церебральной ткани, гистологически представленные гигантскими клетками с атипично увеличенными ядрами и большим числом отростков. Глиальные разрастания формируют субэпендимальные узлы, корковые туберы и специфические островки в белом веществе. Все эти образования имеют тенденцию к обызвествлению. Субэпендимальные узлы зачастую дают начало образованию гигантоклеточной астроцитомы. В 10% случаев отмечается поражение тканей мозжечка. Глиальные разрастания наблюдаются также на диске зрительного нерва и в периферических отделах сетчатки.

Симптомы туберозного склероза

Клиника, которую имеет туберозный склероз, очень вариабельна. Она включает поражение центральной нервной системы (ЦНС), дерматологические и офтальмологические проявления, новообразования внутренних органов. Дебют приходится на различные возрастные периоды, но чаще туберозный склероз манифестирует в течение первых 5-ти лет жизни. Возможны различные по тяжести варианты течения. В легких случаях пациенты имеют ряд факультативных неспецифических симптомов и зачастую не проходят диагностику на наличие ТС. Туберозный склероз в стертой форме протекает без эпиприступов, олигофрении и расстройств поведения.

Поражение ЦНС

Изменения в ЦНС выступают доминирующими проявлениями ТС. Среди них наиболее часто (в 80-90% случаев) встречается судорожный синдром, с которого обычно манифестирует заболевание. Для эписиндрома, дебютирующего на первом году жизни, характерны инфантильные спазмы (синдром Веста), затем трансформирующиеся в синдром Леннокса-Гасто. Возможны атипичные абсансы, сомато- и сенсомоторные пароксизмы, вторично-генерализованные приступы. Возникновение в возрасте до года, высокая частота и гетерогенность приступов сопровождаются их резистентностью к антиконвульсантной (противоэпилептической) терапии. Эпилептические пароксизмы являются причиной задержки психического развития и нарушений поведения (агрессивности, аутизма, СДВГ) у детей.

В половине случаев туберозный склероз сопровождается выраженной в различной степени олигофренией. Наряду с эпилепсией, причиной ее развития считается наличие корковых туберов. Уже в младшем возрасте у детей отмечается анормальное поведение: общее беспокойство, капризность и недовольство наряду с медлительностью, затруднениями переключаемости внимания. Степень этих нарушений тем выше, чем раньше возник туберозный склероз. У большинства пациентов также наблюдаются нарушения сна. Они характеризуются ночными пробуждениями, инсомнией, сомнамбулизмом, ранним утренним переходом от сна к бодрствованию.

Дерматологические симптомы

Изменения со стороны кожи сопровождают туберозный склероз практически в 100% случаев. Они характеризуются большим полиморфизмом элементов и их сочетаний. Чаще всего (в 90% случаев) наблюдаются пятна гипопигментации, которые возникают обычно в первые 3 года жизни и в дальнейшем увеличивают свое количество. Они асимметрично разбросаны по ягодицам, туловищу и на передне-латеральных поверхностях конечностей. Возможна депигментация ресниц, бровей и волос. В 14% случаев выявляются участки гиперпигментации в виде пятен, более характерных для нейрофиброматоза. Как правило, их насчитывается не более 5 штук.

Ангиофибромы лица по различным данным отмечаются у 50-90% пациентов и образуются в основном после 4-летнего возраста. Это множественные или одиночные плотные узелки в виде зерен проса, красноватого или желтоватого цвета. «Шагреневая кожа» имеет место в 21–68 % случаев. Обычно возникает в период от 10 до 20 лет. Представляет собой асимметричные участки жесткой огрубевшей кожи, локализующиеся на спине и пояснице, имеющие размер от 2-3 мм до 10 см. При дерматоскопии видно, что шагреневые участки состоят из множества фиброзных гамартом.

В 25% случаев туберозный склероз сопровождается образованием фиброзных бляшек, в 30% случаев — мягких дерматофибром. До 50% больных после пубертата имеют склонные к прогредиентному росту околоногтевые фибромы. Последние более часто располагаются на ступнях. Имеют вид тусклых красных узелков или папул, окружающих ногтевую пластинку.

Офтальмологические симптомы

Отмечаются редко, хотя почти у половины больных ТС выявляется наличие гамартом зрительного нерва и/или гамартом сетчатки. Гамартомы могут иметь плоскую гладкую, незначительно возвышающуюся поверхность или представляют собой узловатое образование, иногда встречаются гамартомы смешанного типа — узловатые в центре. Основным проявлением гамартом является прогрессирующее падение зрения, но зачастую наблюдается их субклиническое течение. Возможны и другие офтальмологические расстройства: депигментация радужки, отек диска зрительного нерва, колобома, косоглазие, ангиофибромы век, катаракта.

Поражение внутренних органов

Новообразования соматических органов, сопровождающие туберозный склероз, отличаются множественностью и частым двусторонним поражением парных органов, длительно протекают субклинически. Период их манифестации колеблется от 5 до 40 лет. К наиболее патогномоничным для ТС новообразованиям относятся: рабдомиома сердца, кисты легких, поликистоз почек, гамартомы печени, ректальные полипы. В 4,5% случаев при ТС наблюдаются злокачественные опухоли, чаще почечно-клеточный рак.

Читайте также:
Триптаны от мигрени — список препаратов быстрого действия для лечения боли в домашних условиях

Со стороны сердечно-сосудистой системы выявляются опухоли сердца. В 30-60% случаев это рабдомиомы. При их внутриутробном развитии может наблюдаться антенатальная гибель плода. У половины новорожденных с ТС рабдомиомы выявляются случайно при выполнении ЭхоКГ. У маленьких детей они проявляются аритмией, синдромом WPW, тахикардией, фибрилляцией желудочков. Интрамуральное положение рабдомиомы влечет за собой расстройство сократимости; обтурация опухолевой массой сердечных камер приводит к сердечной недостаточности. У старших детей рабдомиомы преимущественно бессимптомны; возможна блокада ножки пучка Гиса, псевдоишемические отклонения на ЭКГ. Зачастую наблюдается регресс и даже полное исчезновение рабдомиомы к 6-летнему возрасту.

Поражение легких отмечается у пациентов, имеющих туберозный склероз, после 30 лет. На рентгенограмме определяется характерная для множественных легочных кист картина «сотового легкого». Поражение ЖКТ включает опухоли полости рта, дефекты зубной эмали, множественные или одиночные гамартомы в печени, не склонные к малигнизации полипы прямой кишки. Поражение почек сопровождают туберозный склероз в 50-85%. Могут отмечаться ангиомиолипомы, кисты, гломерулосклероз, нефрокальциноз, интерстициальный нефрит, гломерулонефрит. Патология почек выступает второй после поражения ЦНС причиной летального исхода при ТС.

Диагностика

Диагностировать туберозный склероз возможно лишь совместными усилиями нескольких специалистов (невролога, офтальмолога, дерматолога, кардиолога, нефролога) с проведением широкого аппаратного обследования пациента. Церебральная эпилептическая активность регистрируется при помощи ЭЭГ и ЭЭГ с пробами. У детей до года возможно проведение нейросонографии. Наибольшую значимость в диагностике поражений ЦНС имеют КТ и МРТ. КТ головного мозга более информативно в отношении кальцифицированных туберов и субэпендимальных узлов, а МРТ головного мозга — в выявлении некальцифицированных туберов. С целью своевременной диагностики астроцитомы детям, имеющим туберозный склероз, рекомендовано прохождение МРТ или КТ-исследования не реже чем раз в 2 года.

Проводится комплексное обследование соматических органов: ЭКГ, УЗИ и МРТ сердца, УЗИ брюшной полости, УЗИ и КТ почек, урография, обзорная рентгенография грудной клетки, ректороманоскопия, колоноскопия. Диагностика офтальмологических поражений осуществляется путем прямой и непрямой офтальмоскопии, сканирующей томографии сетчатки.

В связи с большой полиморфностью сопровождающих туберозный склероз проявлений, для установления диагноза используют диагностические критерии, разработанные в 1998 г. в Швеции. Они включают первичные, вторичные и третичные признаки. Туберозный склероз достоверен, когда имеет место 1 первичный признак в сочетании с 2 вторичными или третичными. Туберозный склероз вероятен при наличии 1 вторичного и 1 третичного или 3 третичных признаков. Окончательную точку в вопросе диагностики туберозного склероза помогает поставить генетический анализ.

Лечение туберозного склероза

Основополагающим направлением в лечении ТС является антиконвульсантная терапия, поскольку степень олигофрении и ЗПР напрямую коррелирует с частотой эпиприступов, а эпилептический статус может стать причиной смертельного исхода. Выбор препарата зависит от вида пароксизмов, при недостаточной эффективности монотерапии, назначается комбинированное лечение. При синдроме Веста применяют вигабатрин и тетракозактид. Препаратами второй очереди выступают вальпроаты. Если туберозный склероз протекает с парциальными эпиприступами, то базовой терапией считается сочетание вальпроатов с карбамазепином. При отсутствии эффекта в эту схему лечения включают ламотриджин. При генерализованных эпиприступах и парциальных пароксизмах в качестве монопрепарата и в комбинации с другими противоэпилептическими средствами могут применяться современные антиконвульсанты топирамат и леветирацетам.

Терапия олигофрении проводится преимущественно путем нейропсихологической коррекции и комплексного психологического сопровождения ребенка. Назначение ноотропов и прочих стимулирующих нейропрепаратов противопоказано из-за наличия эписиндрома. При выявлении астроцитомы проводится динамическое наблюдение. Хирургическое удаление внутримозговой опухоли показано только при резком увеличении ее размеров с подъемом внутричерепного давления. Операцию проводят нейрохирурги.

В отношении новообразований соматических органов применяется преимущественно выжидательная тактика. Хирургическое лечение проводится по показаниям, в основном в случаях, когда опухоль вызывает существенную дисфункцию органа или имеется угроза ее злокачественного течения.

Туберозный склероз Бурневилля

Туберозный склероз Бурневилля является одной из редких наследственных патологий центральной нервной системы. Частота встречаемости составляет один случай на 50-60 тысяч населения. При этом среди выборки умственно отсталых людей данных показатель увеличивается многократно. Классически туберозный склероз ещё называют болезнью трех признаков: снижение интеллектуальной функции, эпилептические припадки, кожные проявления.

Информация для врачей. По МКБ-10 туберозный склероз классифицируется в рубрике Q85.1.

Причины

Ведущей причиной туберозного склероза является наследственная предрасположенность, передающаяся по аутосомно-доминантному типу. Патогенетически у больных в процессе внутриутробного развития происходит нарушение развития зародышевых листков, которые приводят к разрастаниям глии, образованию опухолеподобных процессов в коже и внутренних органах.

Глиозные очаги при патанатомическом исследовании локализуются в любых участках мозга. При этом часто обнаруживаются атипичные гигантские клетки. Внешне же очаг выглядит как плотный бугорок беловатой окраски. В сердце при этом могут обнаруживаться рабдомиомы, а также различные опухолевидные образования в легких, почках и печени, реже и в других органах.

Симптомы

Как указывалось выше, болезнь Бурневилля характеризуется триадой симптомов, из которых первым проявляется эпилептический синдром. Эпилептические припадки развиваются уже на первом году жизни, характеризуются разнообразием, могут включать в себя салаамовы судороги (подъемы туловища с одновременным движением рук, что создает впечатление молящегося по-восточному человека). После появления эпилептических припадков развивается отставание ребенка в интеллектуальном развитии. Когнитивный недостаток возрастает с возрастом и часто достигает степени тяжелой идиотии.

Помимо интеллектуального дефицита ярким внешним признаком туберозного склероза являются кожные высыпания. Локализация высыпаний – чаще лицо, вдоль носа и щек в виде бабочки. Внешне представляют собой розоватые папулы, хотя могут встречаться и иные морфологические элементы сыпи. Нередко на теле дополнительно можно обнаружить пигментные новообразования, участки депигментированной кожи, волос, изменяются ногтевые пластинки.

Неврологический осмотр выявляет наличие разницы в сухожильных рефлексах, наличие эктрапирамидных знаков. Часто имеют место патологические знаки, либо задержка патологических признаков, характерных для младенческого возраста.

В позвоночнике у пациентов нередко имеется деформация позвоночника по типу spina bifida (здесь ссылка дима на спину бифиду). Осмотр окулиста может выявить образования на глазном дне в виде тутовых ягод желто-серого цвета.

Читайте также:
Ультразвук с Гидрокортизоном при заболевании суставов – преимущества использования

Диагностика

Помимо сбора анамнеза, проведения внешнего и неврологического осмотра дополнительно проводят нейровизуализационные методики диагностики (МРТ, МСКТ). В мозге по всему веществу определяются многочисленные очаги обызвествления. Большая часть образований примыкает к желудочковой системе.

Также при подозрении на заболевание проводят ЭЭГ исследование. По ЭЭГ определяют грубые диффузные нарушения, иногда имеются и отдельные выраженные локализованные очаги эпилептиформной активности в виде дельта и тета волн, острых волн, пиков, комплексов пик-волна.

Прогноз

Прогноз неблагоприятный. Заболевание неуклонно прогрессируют, часто в поздних стадиях развиваются параличи или парезы конечностей. Туберозный склероз характеризуется неизбежным летальным исходом. Наступает смерть чаще от эпилептического статуса, либо от сопутствующей патологии на 2-3 десятилетии жизни.

Лечение

Терапия заболевания включает в себя назначение противоэпилептической терапии, общий уход, при отечных явлениях со стороны головного мозга назначаются специфические диуретики. При единичных локализованных образованиях возможно нейрохирургическое вмешательство.


Автор сайта: Алексей Борисов — практикующий невролог, отоневролог (специалист по вопросам головокружения).
— Окончил Иркутский государственный медицинский университет.
— Заведую кабинетом головокружения.
— Регулярно прохожу курсы повышения квалификации, участвую и выступаю с докладами на образовательных конференциях, в том числе с международным участием.
— Имею большое количество печатных научных публикаций.

Невнимание и префронтальная кора мозга: откуда берётся негатив?

Медитация — древняя практика, которая еще недавно использовалась лишь людьми узкого религиозного круга (монахами, духовными учителями). Сейчас же она стала общедоступным способом стабилизации психического состояния. Но может ли она повлиять на строение областей головного мозга — так, чтобы это можно было подтвердить при помощи современных методов анализа и диагностики? Ученые из Массачусетса предположили, что да. Дальнейшие исследования подтвердили эту смелую гипотезу. Медитация не только снимает стресс и помогает забыть о проблемах. Она еще и способствует утолщению префронтальной коры головного мозга.

Влияние медитации на мозг как объект изучения

Интерес многих психологов и нейрофизиологов сейчас сконцентрирован на тех возможностях улучшения функционирования мозга, что раскрывает перед человеком практика медитации. Систематическая практика медитации, если быть точнее — те позитивные эффекты, о которых идет речь в научно-исследовательских статьях, отмечаются лишь у медитаторов со стажем.

В частности, особое внимание уделяется воздействию медитации на префронтальный участок коры головного мозга, отвечающий за ряд функций.

Выявлен отдел мозга, отвечающий за эмоциональную составляющую морально-этических оценок

Некоторые отделы мозга, так или иначе связанные с эмоциями: 1 — орбитофронтальная кора, 2 — латеральная префронтальная кора, 3 — вентромедиальная префронтальная кора, 4 — лимбическая система. (Рис с сайта thebrain.mcgill.ca)

Американские психологи обнаружили, что пациенты с двусторонними повреждениями вентромедиальной префронтальной коры при решении сложных моральных дилемм руководствуются только рассудком, тогда как у здоровых людей важную роль при этом играют эмоции. В воображаемых ситуациях исследованные пациенты не видят разницы между убийством, совершаемым заочно (например, путем нажатия кнопки), и собственноручным, тогда как здоровым людям разница представляется огромной. Прекрасно различая добро и зло на сознательном уровне, такие пациенты не способны к сопереживанию и никогда не испытывают чувства вины.

Эрик Кандел, получивший в 2000 году Нобелевскую премию за исследования молекулярных механизмов памяти, в юности увлекался психоанализом и стал нейробиологом в надежде выяснить, в каких отделах мозга локализуются фрейдовские «эго», «суперэго» и «ид» (что ему, впрочем, не удалось). Полвека назад подобные мечтания казались наивными, однако сегодня нейробиологи вплотную подошли к выявлению биологических основ самых сложных аспектов человеческой психики.

Статья американских психологов и нейробиологов, опубликованная в последнем номере журнала Nature

, сообщает о важном успехе в деле изучения материальной природы морали и нравственности, то есть того аспекта психики, который Зигмунд Фрейд называл «суперэго» (сверх-я). Фрейд считал, что суперэго функционирует в значительной мере бессознательно и, как выясняется, был совершенно прав.

Традиционно считалось, что мораль и нравственность проистекают из здравого осознания принятых в обществе норм поведения, из выученных в детстве понятий о добре и зле. Однако в последние годы получен ряд фактов, свидетельствующих о том, что моральные оценки имеют не только рациональную, но и эмоциональную природу. Например, различные нарушения в эмоциональной сфере часто сопровождаются изменениями представлений о морали; при решении задач, связанных с моральными оценками, возбуждаются отделы мозга, отвечающие за эмоции; наконец, поведенческие эксперименты показывают, что отношение людей к различным моральным дилеммам сильно зависит от эмоционального состояния. Впрочем, до сих пор никому не удавалось экспериментально показать, что какая-то область мозга, специализирующаяся на эмоциях, действительно необходима для формирования «нормальных» суждений о морали.

Авторы статьи исследовали шестерых пациентов, которые в зрелом возрасте получили двусторонние повреждения вентромедиальной префронтальной коры (ВМПК). Известно, что этот отдел мозга осуществляет эмоциональную оценку поступающей в мозг сенсорной информации, особенно той, что имеет «социальную» окраску. ВМПК также регулирует эмоциональные реакции организма (например, учащение пульса при виде фотографии, изображающей чьи-то страдания).

Пациенты были тщательно обследованы квалифицированными психологами и невропатологами, причем обследование проводилось «вслепую»: врачи не знали, какие научные идеи будут проверяться на основе их заключений. Оказалось, что у всех шестерых сохранен нормальный уровень интеллекта (IQ от 80 до 143), память и эмоциональный фон (то есть не выявлено каких-либо патологических колебаний настроения). Однако у них оказалась резко понижена способность к сочувствию. Например, они почти не реагировали (на физиологическом уровне) на «эмоционально нагруженные» картинки, изображающие различные катастрофы, покалеченных людей и т. п. Более того, все шесть пациентов, как выяснилось, практически не способны чувствовать смущение, стыд и чувство вины. При этом на сознательном уровне они отлично понимают, что хорошо, а что плохо, то есть принятые общественные и моральные нормы поведения им хорошо известны.

Затем испытуемым предлагали вынести свое суждение по поводу различных воображаемых ситуаций. Ситуаций было всего 50, и они делились на три группы: «внеморальные», «моральные безличные» и «моральные личные».

Читайте также:
Показания к использованию Випросал мазь - побочные действия

Ситуации из первой группы не требуют разрешения каких-либо конфликтов между разумом и эмоциями. Вот пример такой ситуации: «Вы купили в магазине несколько горшков с цветами, но в багажник вашей машины они все не помещаются. Совершите ли вы два рейса, чтобы не испачкать дорогую обивку заднего сиденья?»

Ситуации из второй группы затрагивают мораль и эмоции, но не вызывают сильного внутреннего конфликта между утилитарными соображениями (как добиться максимального «совокупного блага») и эмоциональными ограничениями или запретами. Пример: «Вы дежурите в больнице. Из-за аварии в вентиляционную систему попал ядовитый газ. Если вы ничего не предпримете, газ попадет в палату с тремя пациентами и убьет их. Единственный способ их спасти — это повернуть особый рычаг, который направит ядовитый газ в палату, где лежит только один пациент. Он погибнет, зато те трое будут спасены. Повернете ли вы рычаг?»

Ситуации третьей группы требовали разрешения острого конфликта между утилитарными соображениями о наибольшем общем благе и необходимостью совершить своими руками поступок, против которого восстают эмоции. Например, предлагалось собственноручно прикончить какого-нибудь незнакомого человека, чтобы спасти пятерых других незнакомцев. В отличие от предыдущего случая, где смерть приносимого в жертву вызывалась «безличным» поворачиванием рычага, здесь нужно было своими руками толкнуть человека под колеса приближающегося поезда или задушить ребенка.

Полный список всех ситуаций можно прочесть здесь (Pdf, 180 Кб).

Ответы шести пациентов с двусторонним повреждением ВМПК сравнивались с ответами двух контрольных групп: здоровых людей и пациентов с сопоставимыми по размеру повреждениями других участков мозга.

Суждения по поводу «внеморальных» и «моральных безличных» ситуаций во всех трех группах испытуемых полностью совпали. Что же касается третьей категории ситуаций — «моральных личных» — то здесь выявились контрастные различия. Люди с двусторонним повреждением ВМПК практически не видели разницы между «заочным» убийством при помощи какого-нибудь рычага и собственноручным. Они дали почти одинаковое количество положительных ответов в ситуациях второй и третьей категорий. Здоровые люди и те, у кого были повреждены другие участки мозга, соглашались ради общего блага убить кого-то своими руками в три раза реже, чем «заочно».

В ситуациях, требующих разрешения острого конфликта между разумом и эмоциями («моральные личные» ситуации), люди с двусторонним повреждением ВМПК (1) давали положительные ответы намного чаще, чем здоровые (3) и чем те, у кого повреждены другие отделы мозга (2). Рис. из обсуждаемой статьи в Nature

Таким образом, люди с поврежденной ВМПК при вынесении моральных суждений руководствуются только разумом, то есть «утилитарными» соображениями о наибольшем совокупном благе. Эмоциональные механизмы, руководящие нашим поведением порой вопреки сухим рассудочным доводам, у этих людей не функционируют. Они (по крайней мере в воображаемых ситуациях) легко могут задушить кого-нибудь своими руками, если известно, что это действие в конечном счете даст больший выход «суммарного добра», чем бездействие.

Полученные результаты говорят о том, что в норме моральные суждения формируются под влиянием не только сознательных умозаключений, но и эмоций. По-видимому, ВМПК необходима для «нормального» (такого же, как у здоровых людей) разрешения моральных дилемм, но только в том случае, если дилемма включает конфликт между рассудком и эмоциями. Фрейд полагал, что суперэго локализуется частично в сознательной, частично — в бессознательной части психики. Несколько упрощая, можно сказать, что вентромедиальная префронтальная кора и генерируемые ею эмоции необходимы для функционирования бессознательного фрагмента суперэго, тогда как сознательный морально-нравственный контроль успешно осуществляется и без участия этого отдела коры.

Авторы отмечают, что сделанные ими выводы не следует распространять на все эмоции вообще, а только на те, которые связаны с сочувствием, сопереживанием или чувством личной вины. Некоторые другие эмоциональные реакции у пациентов с повреждениями ВМПК, напротив, выражены сильнее, чем у здоровых людей. Например, у них понижена способность сдерживать гнев, они легко впадают в ярость, что тоже может отражаться на принятии решений, затрагивающих нравственность и мораль (см.: Michael Koenigs, Daniel Tranel. Irrational Economic Decision-Making after Ventromedial Prefrontal Damage: Evidence from the Ultimatum Game // The Journal of Neuroscience

, January 24, 2007, 27(4): 951–956).

Michael Koenigs, Liane Young, Ralph Adolphs, Daniel Tranel, Fiery Cushman, Marc Hauser, Antonio Damasio. Damage to the prefrontal cortex increases utilitarian moral judgements //
Nature
. Advance online publication 21 March 2007.

Александр Марков

Префронтальная кора головного мозга и ее функции

Префронтальная кора головного мозга — это совершенно особая область, представляющая собой одно из главных преимуществ представителей вида Homo Sapiens. С ее помощью реализуется ряд разнообразных функций. Это способность к решению сложных задач, самоконтроль, умение правильно интерпретировать собственные эмоциональные состояния и доносить информацию о них другим людям. Префронтальная кора обеспечивает людям наличие таких эволюционных преимуществ, как устойчивость внимания, способность к построению сложных планов на будущее, умение делать комплексные выводы относительно своего поведения в прошлом и корректировать в соответствии с ними свое поведение.

Префронтальную кору можно назвать «управленцем» среди других областей головного мозга. Именно она позволяет планировать собственную деятельность, в течение длительного времени поддерживать нацеленность на результат. Конечно, подобное свойственно и представителям животного царства. Например, хищник способен долго преследовать свою жертву. Но что касается человека, его поведение является комплексным. Достижение цели происходит посредством осознанных действий, систематического планирования. Если у животного целенаправленное поведение служит удовлетворению сиюминутных потребностей, то у человека оно позволяет значительным образом преобразовывать реальность.

Поэтому важность данного участка мозга нельзя переоценить.

Масштабное исследование нейрофизиологов из США

Одно из наиболее интересных исследований было проведено учеными из Массачусетса [1]. Ученые предположили, что мозговые центры у опытных медитаторов гораздо более централизованы за счет обилия функциональных нейронных связей. Впоследствии эти данные были подтверждены экспериментально.

В исследовании приняло участие 47 человек. 16 из них практиковали йогу, 16 — медитацию. 15 человек составляли контрольную группу. Практикующие йогу, главным образом, обучались Крипала-йоге. Их общий опыт практики был внушительным, и составлял 9950 часов йоги. Медитирующие практиковали Випассану. Каждый из участников имел за плечами в среднем 7458 часов медитативного опыта. Что касается контрольной группы, то ее представители никогда не занимались йогой или медитацией, или же практиковали ее всего несколько раз в жизни, из любительского интереса.

Читайте также:
Дексалгин уколы: инструкция по применению, описание, состав

Ученые тщательно обследовали мозг каждого из участников. Данные о физиологических особенностях мозга испытуемых собирались при помощи МРТ-сканера. Полученная информация обрабатывалась при помощи статистического анализа.

Результаты исследования были поразительными. Особое внимание ученых привлекла префронтальная кора. Оказалось, что по своим размерам она была больше у испытуемых, которые самоотверженно тратили десятки часов на медитацию. Отличие от участников с нулевым опытом духовных практик было налицо. Исследователи считают, что в данном случае уместна аналогия с работой по наращиванию мышцы — чем дольше происходит тренировка, тем больше преобразуется наш мозг. Причем эти трансформации имеют под собой вполне конкретный физиологический субстрат. Точно так же, как мышца в процессе тренировки становится больше и сильнее, мозг растет в процессе медитативной практики.

Новые данные о гендерных различиях в структуре головного мозга

В результате анализа более 2 000 сканов головного мозга были обнаружены высоковоспроизводимые данные о половых различиях в объемах различных частей мозга. Эти гендерные паттерны, по-видимому, связаны с экспрессией генов половых хромосом. Исследование проводилось под эгидой Национального института психического здоровья NIH.

«Определение четких гендерных отличий в организации мозговых структур играет важную роль для определения поведенческих и когнитивных особенностей, связанных с полом, а также изучения факторов риска психиатрических заболеваний. В первую очередь мы были вдохновлены результатами исследований, полученных на животных моделях», – рассказывает один из авторов исследования.

Ранее предполагалось, что анатомические различия в мозге мышей разных полов связаны с эффектами половых гормонов – эта точка зрения являлась частью «гонадоцентрической» теории. Но открытия, совершенные на моделях лабораторных животных, не всегда могут быть применимы к человеку.

Для ответа на вопрос, как отличается мозг у представителей различного пола, ученые проанализировали сканы 976 здоровых взрослых людей в возрасте 22-35 лет. Отличия были зафиксированы в кортикальных структурах. В среднем, у женщин наблюдался больший объем кортекса в медиальной и латеральной префронтальной, орбитофронтальной, а также верхне-височной и латерально-теменной коре. Мужчины в среднем имели больший объем мозговой ткани в вентро-височной и затылочном регионах, в том числе в височном полюсе, веретенообразной извилине и первичной визуальной коре.

В рамках этой работы также был проведен кросс-референсный анализ анатомических данных с открытой информацией об экспрессии генов в различных частях мозга. Паттерны экспрессии генов половых хромосом совпадали с таковыми в различиях объема кортикальной части мозга. Области с высокой экспрессией половых гормонов были ассоциированы с более высоким объемом кортикальной ткани в большей мере у мужчин, чем у женщин.

На последнем этапе команда ученых сопоставила данные анатомии мозга с результатами 11 000 нейрофункциональных исследований. Области мозга, в которых наблюдались наибольшие половые различия, активно проявлялись в частях, ответственных за распознавание лиц.

Результаты исследования раскрывают не только морфологические аспекты половых различий в структуре мозга, но и объясняют механизмы возникновения этих различий. Авторы работы планируют продолжить исследования в этом направлении, устанавливая акцент на причинно-следственной связи морфологических и функциональных данных.

Стабилизация психики при помощи практик

В работах Н. Н. Иовлевой [3] подчеркивается, медитация также является эффективным способом достичь психоэмоциональной стабильности. Регулярная практика способствует развитию высших психических качеств, которые у человека непосредственно связаны с осознанной деятельностью. Медитация уже давно вышла за рамки культурно-религиозной практики и нашла широкое применение в области психотерапии.

Положительный эффект от практик наблюдается уже после нескольких недель регулярных упражнений, направленных на стабилизацию психики и релаксацию. Положительные преобразования касаются не только субъективного улучшения внимания, памяти, волевого контроля. Изменяется биоэлектрическая активность мозга, нормализуется биохимический баланс — в частности, стабилизируется уровень гормонов ацетилхолина и кортизола [2].

Также существуют исследования, подтверждающие эффективность медитативных упражнений для детей, страдающих от СДВГ [3]. Данный эффект достигается при помощи расслабления, нормализации вегетативного баланса.

Важно понимать, что состояние медитации отличается от привычных нам сна, бодрствования или расслабления. Чаще всего практикующие соотносят его с состоянием счастья, эмоциональной полноты. Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что нередко в процессе медитации могут возникать состояния, носящие экстатическую окраску. Поэтому серьезные медитативные практики безопаснее проводить под наставничеством опытного тренера или учителя.

Влияние вируса на мозг здоровых людей

Абсурдно, но инфекция поражает функции ЦНС у большинства людей без заражения. Тревожными расстройствами, апатией, эмоциональным выгоранием и другими нарушениями страдают никогда не контактировавшие с новым коронавирусом. Главная причина — продолжительный неослабевающий стресс. Информационное пространство наполнено новостями о COVID. Напряженность во всем мире сравнить можно с масштабной войной. К психическим сбоям у людей приводят:

  • изменения в образе жизни, новые правила;
  • вынужденное бездействие;
  • изоляция, одиночество;
  • «бомбардировка» сознания инфо-сводками о росле числа заболевших, умерших, об осложнениях инфекции и т. д.;
  • постоянный страх заразиться;
  • беспокойство о здоровье близких;
  • потеря работы или снижение привычного уровня дохода.

Все эти триггеры подстегивают выработку кортизола — гормона стресса, снижают уровннь серотонина, провоцируют развитие иррациональных страхов, фобий и неврозов. А склонные к ипохондрии люди могут находить у себя симптомы COVID, которым не заражены.

Период изучения вируса SARS-CoV-2 пока очень невелик, чтобы прогнозировать тяжесть и долговременность наносимых им повреждений центральной нервной системе и организму в целом.

Выявлен отдел мозга, отвечающий за эмоциональную составляющую морально-этических оценок

Некоторые отделы мозга, так или иначе связанные с эмоциями: 1 — орбитофронтальная кора, 2 — латеральная префронтальная кора, 3 — вентромедиальная префронтальная кора, 4 — лимбическая система. (Рис с сайта thebrain.mcgill.ca)

Американские психологи обнаружили, что пациенты с двусторонними повреждениями вентромедиальной префронтальной коры при решении сложных моральных дилемм руководствуются только рассудком, тогда как у здоровых людей важную роль при этом играют эмоции. В воображаемых ситуациях исследованные пациенты не видят разницы между убийством, совершаемым заочно (например, путем нажатия кнопки), и собственноручным, тогда как здоровым людям разница представляется огромной. Прекрасно различая добро и зло на сознательном уровне, такие пациенты не способны к сопереживанию и никогда не испытывают чувства вины.

Читайте также:
Аналоги Диклофенака: лучшие и менее вредные заменители нового поколения

Эрик Кандел, получивший в 2000 году Нобелевскую премию за исследования молекулярных механизмов памяти, в юности увлекался психоанализом и стал нейробиологом в надежде выяснить, в каких отделах мозга локализуются фрейдовские «эго», «суперэго» и «ид» (что ему, впрочем, не удалось). Полвека назад подобные мечтания казались наивными, однако сегодня нейробиологи вплотную подошли к выявлению биологических основ самых сложных аспектов человеческой психики.

Статья американских психологов и нейробиологов, опубликованная в последнем номере журнала Nature, сообщает о важном успехе в деле изучения материальной природы морали и нравственности, то есть того аспекта психики, который Зигмунд Фрейд называл «суперэго» (сверх-я). Фрейд считал, что суперэго функционирует в значительной мере бессознательно и, как выясняется, был совершенно прав.

Традиционно считалось, что мораль и нравственность проистекают из здравого осознания принятых в обществе норм поведения, из выученных в детстве понятий о добре и зле. Однако в последние годы получен ряд фактов, свидетельствующих о том, что моральные оценки имеют не только рациональную, но и эмоциональную природу. Например, различные нарушения в эмоциональной сфере часто сопровождаются изменениями представлений о морали; при решении задач, связанных с моральными оценками, возбуждаются отделы мозга, отвечающие за эмоции; наконец, поведенческие эксперименты показывают, что отношение людей к различным моральным дилеммам сильно зависит от эмоционального состояния. Впрочем, до сих пор никому не удавалось экспериментально показать, что какая-то область мозга, специализирующаяся на эмоциях, действительно необходима для формирования «нормальных» суждений о морали.

Авторы статьи исследовали шестерых пациентов, которые в зрелом возрасте получили двусторонние повреждения вентромедиальной префронтальной коры (ВМПК). Известно, что этот отдел мозга осуществляет эмоциональную оценку поступающей в мозг сенсорной информации, особенно той, что имеет «социальную» окраску. ВМПК также регулирует эмоциональные реакции организма (например, учащение пульса при виде фотографии, изображающей чьи-то страдания).

Пациенты были тщательно обследованы квалифицированными психологами и невропатологами, причем обследование проводилось «вслепую»: врачи не знали, какие научные идеи будут проверяться на основе их заключений. Оказалось, что у всех шестерых сохранен нормальный уровень интеллекта (IQ от 80 до 143), память и эмоциональный фон (то есть не выявлено каких-либо патологических колебаний настроения). Однако у них оказалась резко понижена способность к сочувствию. Например, они почти не реагировали (на физиологическом уровне) на «эмоционально нагруженные» картинки, изображающие различные катастрофы, покалеченных людей и т. п. Более того, все шесть пациентов, как выяснилось, практически не способны чувствовать смущение, стыд и чувство вины. При этом на сознательном уровне они отлично понимают, что хорошо, а что плохо, то есть принятые общественные и моральные нормы поведения им хорошо известны.

Затем испытуемым предлагали вынести свое суждение по поводу различных воображаемых ситуаций. Ситуаций было всего 50, и они делились на три группы: «внеморальные», «моральные безличные» и «моральные личные».

Ситуации из первой группы не требуют разрешения каких-либо конфликтов между разумом и эмоциями. Вот пример такой ситуации: «Вы купили в магазине несколько горшков с цветами, но в багажник вашей машины они все не помещаются. Совершите ли вы два рейса, чтобы не испачкать дорогую обивку заднего сиденья?»

Ситуации из второй группы затрагивают мораль и эмоции, но не вызывают сильного внутреннего конфликта между утилитарными соображениями (как добиться максимального «совокупного блага») и эмоциональными ограничениями или запретами. Пример: «Вы дежурите в больнице. Из-за аварии в вентиляционную систему попал ядовитый газ. Если вы ничего не предпримете, газ попадет в палату с тремя пациентами и убьет их. Единственный способ их спасти — это повернуть особый рычаг, который направит ядовитый газ в палату, где лежит только один пациент. Он погибнет, зато те трое будут спасены. Повернете ли вы рычаг?»

Ситуации третьей группы требовали разрешения острого конфликта между утилитарными соображениями о наибольшем общем благе и необходимостью совершить своими руками поступок, против которого восстают эмоции. Например, предлагалось собственноручно прикончить какого-нибудь незнакомого человека, чтобы спасти пятерых других незнакомцев. В отличие от предыдущего случая, где смерть приносимого в жертву вызывалась «безличным» поворачиванием рычага, здесь нужно было своими руками толкнуть человека под колеса приближающегося поезда или задушить ребенка.

Полный список всех ситуаций можно прочесть здесь (Pdf, 180 Кб).

Ответы шести пациентов с двусторонним повреждением ВМПК сравнивались с ответами двух контрольных групп: здоровых людей и пациентов с сопоставимыми по размеру повреждениями других участков мозга.

Суждения по поводу «внеморальных» и «моральных безличных» ситуаций во всех трех группах испытуемых полностью совпали. Что же касается третьей категории ситуаций — «моральных личных» — то здесь выявились контрастные различия. Люди с двусторонним повреждением ВМПК практически не видели разницы между «заочным» убийством при помощи какого-нибудь рычага и собственноручным. Они дали почти одинаковое количество положительных ответов в ситуациях второй и третьей категорий. Здоровые люди и те, у кого были повреждены другие участки мозга, соглашались ради общего блага убить кого-то своими руками в три раза реже, чем «заочно».

В ситуациях, требующих разрешения острого конфликта между разумом и эмоциями (“моральные личные” ситуации), люди с двусторонним повреждением ВМПК (1) давали положительные ответы намного чаще, чем здоровые (3) и чем те, у кого повреждены другие отделы мозга (2). Рис. из обсуждаемой статьи в Nature

Таким образом, люди с поврежденной ВМПК при вынесении моральных суждений руководствуются только разумом, то есть «утилитарными» соображениями о наибольшем совокупном благе. Эмоциональные механизмы, руководящие нашим поведением порой вопреки сухим рассудочным доводам, у этих людей не функционируют. Они (по крайней мере в воображаемых ситуациях) легко могут задушить кого-нибудь своими руками, если известно, что это действие в конечном счете даст больший выход «суммарного добра», чем бездействие.

Читайте также:
БАД NeoCell Super CollagenC type 13

Полученные результаты говорят о том, что в норме моральные суждения формируются под влиянием не только сознательных умозаключений, но и эмоций. По-видимому, ВМПК необходима для «нормального» (такого же, как у здоровых людей) разрешения моральных дилемм, но только в том случае, если дилемма включает конфликт между рассудком и эмоциями. Фрейд полагал, что суперэго локализуется частично в сознательной, частично — в бессознательной части психики. Несколько упрощая, можно сказать, что вентромедиальная префронтальная кора и генерируемые ею эмоции необходимы для функционирования бессознательного фрагмента суперэго, тогда как сознательный морально-нравственный контроль успешно осуществляется и без участия этого отдела коры.

Авторы отмечают, что сделанные ими выводы не следует распространять на все эмоции вообще, а только на те, которые связаны с сочувствием, сопереживанием или чувством личной вины. Некоторые другие эмоциональные реакции у пациентов с повреждениями ВМПК, напротив, выражены сильнее, чем у здоровых людей. Например, у них понижена способность сдерживать гнев, они легко впадают в ярость, что тоже может отражаться на принятии решений, затрагивающих нравственность и мораль (см.: Michael Koenigs, Daniel Tranel. Irrational Economic Decision-Making after Ventromedial Prefrontal Damage: Evidence from the Ultimatum Game // The Journal of Neuroscience, January 24, 2007, 27(4): 951-956).

Источник: Michael Koenigs, Liane Young, Ralph Adolphs, Daniel Tranel, Fiery Cushman, Marc Hauser, Antonio Damasio. Damage to the prefrontal cortex increases utilitarian moral judgements // Nature. Advance online publication 21 March 2007.

Выявлен отдел мозга, отвечающий за эмоциональную составляющую морально-этических оценок

Американские психологи обнаружили, что пациенты с двусторонними повреждениями вентромедиальной префронтальной коры при решении сложных моральных дилемм руководствуются только рассудком, тогда как у здоровых людей важную роль при этом играют эмоции. В воображаемых ситуациях исследованные пациенты не видят разницы между убийством, совершаемым заочно (например, путем нажатия кнопки), и собственноручным, тогда как здоровым людям разница представляется огромной. Прекрасно различая добро и зло на сознательном уровне, такие пациенты не способны к сопереживанию и никогда не испытывают чувства вины.

Эрик Кандел, получивший в 2000 году Нобелевскую премию за исследования молекулярных механизмов памяти, в юности увлекался психоанализом и стал нейробиологом в надежде выяснить, в каких отделах мозга локализуются фрейдовские «эго», «суперэго» и «ид» (что ему, впрочем, не удалось). Полвека назад подобные мечтания казались наивными, однако сегодня нейробиологи вплотную подошли к выявлению биологических основ самых сложных аспектов человеческой психики.

Статья американских психологов и нейробиологов, опубликованная в последнем номере журнала Nature, сообщает о важном успехе в деле изучения материальной природы морали и нравственности, то есть того аспекта психики, который Зигмунд Фрейд называл «суперэго» (сверх-я). Фрейд считал, что суперэго функционирует в значительной мере бессознательно и, как выясняется, был совершенно прав.

Традиционно считалось, что мораль и нравственность проистекают из здравого осознания принятых в обществе норм поведения, из выученных в детстве понятий о добре и зле. Однако в последние годы получен ряд фактов, свидетельствующих о том, что моральные оценки имеют не только рациональную, но и эмоциональную природу. Например, различные нарушения в эмоциональной сфере часто сопровождаются изменениями представлений о морали; при решении задач, связанных с моральными оценками, возбуждаются отделы мозга, отвечающие за эмоции; наконец, поведенческие эксперименты показывают, что отношение людей к различным моральным дилеммам сильно зависит от эмоционального состояния. Впрочем, до сих пор никому не удавалось экспериментально показать, что какая-то область мозга, специализирующаяся на эмоциях, действительно необходима для формирования «нормальных» суждений о морали.

Авторы статьи исследовали шестерых пациентов, которые в зрелом возрасте получили двусторонние повреждения вентромедиальной префронтальной коры (ВМПК). Известно, что этот отдел мозга осуществляет эмоциональную оценку поступающей в мозг сенсорной информации, особенно той, что имеет «социальную» окраску. ВМПК также регулирует эмоциональные реакции организма (например, учащение пульса при виде фотографии, изображающей чьи-то страдания).

Пациенты были тщательно обследованы квалифицированными психологами и невропатологами, причем обследование проводилось «вслепую»: врачи не знали, какие научные идеи будут проверяться на основе их заключений. Оказалось, что у всех шестерых сохранен нормальный уровень интеллекта (IQ от 80 до 143), память и эмоциональный фон (то есть не выявлено каких-либо патологических колебаний настроения). Однако у них оказалась резко понижена способность к сочувствию. Например, они почти не реагировали (на физиологическом уровне) на «эмоционально нагруженные» картинки, изображающие различные катастрофы, покалеченных людей и т. п. Более того, все шесть пациентов, как выяснилось, практически не способны чувствовать смущение, стыд и чувство вины. При этом на сознательном уровне они отлично понимают, что хорошо, а что плохо, то есть принятые общественные и моральные нормы поведения им хорошо известны.

Затем испытуемым предлагали вынести свое суждение по поводу различных воображаемых ситуаций. Ситуаций было всего 50, и они делились на три группы: «внеморальные», «моральные безличные» и «моральные личные».

Ситуации из первой группы не требуют разрешения каких-либо конфликтов между разумом и эмоциями. Вот пример такой ситуации: «Вы купили в магазине несколько горшков с цветами, но в багажник вашей машины они все не помещаются. Совершите ли вы два рейса, чтобы не испачкать дорогую обивку заднего сиденья?»

Ситуации из второй группы затрагивают мораль и эмоции, но не вызывают сильного внутреннего конфликта между утилитарными соображениями (как добиться максимального «совокупного блага») и эмоциональными ограничениями или запретами. Пример: «Вы дежурите в больнице. Из-за аварии в вентиляционную систему попал ядовитый газ. Если вы ничего не предпримете, газ попадет в палату с тремя пациентами и убьет их. Единственный способ их спасти — это повернуть особый рычаг, который направит ядовитый газ в палату, где лежит только один пациент. Он погибнет, зато те трое будут спасены. Повернете ли вы рычаг?»

Читайте также:
Глюкозамин, хондроитин, коллаген - комплекс веществ для укрепления суставов

Ситуации третьей группы требовали разрешения острого конфликта между утилитарными соображениями о наибольшем общем благе и необходимостью совершить своими руками поступок, против которого восстают эмоции. Например, предлагалось собственноручно прикончить какого-нибудь незнакомого человека, чтобы спасти пятерых других незнакомцев. В отличие от предыдущего случая, где смерть приносимого в жертву вызывалась «безличным» поворачиванием рычага, здесь нужно было своими руками толкнуть человека под колеса приближающегося поезда или задушить ребенка.

Полный список всех ситуаций можно прочесть здесь (Pdf, 180 Кб).

Ответы шести пациентов с двусторонним повреждением ВМПК сравнивались с ответами двух контрольных групп: здоровых людей и пациентов с сопоставимыми по размеру повреждениями других участков мозга.

Суждения по поводу «внеморальных» и «моральных безличных» ситуаций во всех трех группах испытуемых полностью совпали. Что же касается третьей категории ситуаций — «моральных личных» — то здесь выявились контрастные различия. Люди с двусторонним повреждением ВМПК практически не видели разницы между «заочным» убийством при помощи какого-нибудь рычага и собственноручным. Они дали почти одинаковое количество положительных ответов в ситуациях второй и третьей категорий. Здоровые люди и те, у кого были повреждены другие участки мозга, соглашались ради общего блага убить кого-то своими руками в три раза реже, чем «заочно».

Таким образом, люди с поврежденной ВМПК при вынесении моральных суждений руководствуются только разумом, то есть «утилитарными» соображениями о наибольшем совокупном благе. Эмоциональные механизмы, руководящие нашим поведением порой вопреки сухим рассудочным доводам, у этих людей не функционируют. Они (по крайней мере в воображаемых ситуациях) легко могут задушить кого-нибудь своими руками, если известно, что это действие в конечном счете даст больший выход «суммарного добра», чем бездействие.

Полученные результаты говорят о том, что в норме моральные суждения формируются под влиянием не только сознательных умозаключений, но и эмоций. По-видимому, ВМПК необходима для «нормального» (такого же, как у здоровых людей) разрешения моральных дилемм, но только в том случае, если дилемма включает конфликт между рассудком и эмоциями. Фрейд полагал, что суперэго локализуется частично в сознательной, частично — в бессознательной части психики. Несколько упрощая, можно сказать, что вентромедиальная префронтальная кора и генерируемые ею эмоции необходимы для функционирования бессознательного фрагмента суперэго, тогда как сознательный морально-нравственный контроль успешно осуществляется и без участия этого отдела коры.

Авторы отмечают, что сделанные ими выводы не следует распространять на все эмоции вообще, а только на те, которые связаны с сочувствием, сопереживанием или чувством личной вины. Некоторые другие эмоциональные реакции у пациентов с повреждениями ВМПК, напротив, выражены сильнее, чем у здоровых людей. Например, у них понижена способность сдерживать гнев, они легко впадают в ярость, что тоже может отражаться на принятии решений, затрагивающих нравственность и мораль (см.: Michael Koenigs, Daniel Tranel. Irrational Economic Decision-Making after Ventromedial Prefrontal Damage: Evidence from the Ultimatum Game // The Journal of Neuroscience, January 24, 2007, 27(4): 951–956).

Источник: Michael Koenigs, Liane Young, Ralph Adolphs, Daniel Tranel, Fiery Cushman, Marc Hauser, Antonio Damasio. Damage to the prefrontal cortex increases utilitarian moral judgements // Nature. Advance online publication 21 March 2007.

Человек не был создан по образу Божию

«При всём уважении к чувствам верующих, идею о том, что человек создан по образу Божию, можно уверенно отбросить» — с этой решительной фразы начинается редакционная статья, открывающая последний номер журнала Nature. Поводом для столь серьезного заявления стали, с одной стороны, антиэволюционные высказывания американских политиков, с другой — новейшие достижения психологов и нейробиологов.

Взаимоотношения науки и религии никогда не были простыми. Несмотря на активное нежелание большинства цивилизованных людей разжигать этот извечный конфликт, он не желает затухать и в наши дни разгорается с новой силой во многих странах — не только «отсталых», но и самых развитых. Жестокие идеологические баталии вокруг таких вопросов, как гелиоцентрическая система, вращение Земли и наличие спутников у Юпитера, ушли в прошлое, но непрекращающееся развитие науки то и дело порождает новые проблемы.

На сегодняшний день основным камнем преткновения является вопрос о происхождении человека и, в меньшей степени, о биологической эволюции вообще. «От Бога или от обезьяны?» — дилемма слишком острая, затрагивающая самые основы миропонимания, и найти компромисс здесь гораздо сложнее, чем в других, менее животрепещущих вопросах.

Представители разных конфессий относятся к эволюции по-разному: например, католическая церковь уже признала совместимость эволюции с религией, однако большинство протестантов настроены крайне решительно и пытаются перейти от обороны к наступлению, опираясь на так называемый «научный креационизм». Православная церковь в целом склоняется к неприятию эволюции, хотя отдельные голоса раздаются и в ее поддержку (см.: Дьякон Андрей Кураев. Может ли православный быть эволюционистом?). Так или иначе, ясно, что при желании найти компромисс между христианством и эволюционной биологией можно, по крайней мере в том, что касается происхождения животных и растений. В конце концов, кому до них какое дело.

С происхождением человека хуже — уж слишком принципиален этот вопрос для религии, да и для каждого из нас. Пожалуй, самый удачный путь для поиска компромисса был предложен еще в XIX веке Альфредом Уоллесом (который, как известно, одновременно с Дарвином разработал теорию эволюции на основе отбора). Уоллес был убежден в естественном эволюционном происхождении «животной стороны» человеческого существа, однако полагал, что «высшие» наши качества — умственные, моральные, эстетические — имеют иную природу.

Это предположение еще до недавнего времени вполне могло устроить и самых закоренелых ученых-материалистов, поскольку о природе человеческого разума, памяти, сознания, эмоций строгими научными методами мало что удавалось выяснить. Но в последние десятилетия ситуация стала радикально меняться, прежде всего благодаря достижениям нейробиологии, экспериментальной психологии и сравнительной этологии.

Конечно, наука и сегодня не может похвастаться полной расшифровкой всех тайн человеческой психики. Остались еще нерешенные проблемы. Главная из них в том, что нейробиологи не могут пока даже теоретически себе представить, как из нейронов и синапсов может быть сделан воспринимающий субъект – «я». Но тенденция налицо: один за другим важнейшие аспекты человеческой личности, испокон веков относимые к области идеального (например, память и эмоции), уверенно переносятся в сферу материального, раскрывают свою физиологическую, клеточную, биохимическую природу и эволюционные корни.

Читайте также:
Акулий жир - польза и применение, состав и лечебные свойства мазей, гелей или капсул

Как отразятся эти открытия на взаимоотношениях религии и науки? Ожидает ли нас «последний и решительный бой» или компромисс все-таки найдется? Можно, конечно, продолжать цепляться за оставшиеся «оплоты незнания», за совершенно непонятную пока природу «я» и за уже начавшую приоткрываться тайну «свободы воли» (а больше уже особо и не за что), но что такое «я» без памяти и эмоций, да и долго ли простоят эти последние бастионы?

Одним словом, сегодня наука уже вплотную подобралась к «самому святому» в человеке, и извечный конфликт религии и науки имеет все основания разгореться с новой силой. Да и разве только в религии дело? Практически любому из нас, независимо от убеждений, очень трудно принять современные научные взгляды на природу психики (см.: Неприятие научного знания уходит корнями в детскую психологию, «Элементы», 23.05.2007).

Этим начинают активно пользоваться политики, особенно в странах, где развитая демократия сочетается с высоким авторитетом религиозных конфессий, отличающихся непримиримостью по отношению к эволюционной биологии.

Редакционная статья, открывающая свежий номер журнала Nature, направлена в первую очередь против антиэволюционных демаршей одного из кандидатов в президенты США, сенатора Сэма Браунбека (Sam Brownback). Браунбек подробно изложил свою позицию в статье, опубликованной 31 мая в «Нью-Йорк Таймс». Сенатор утверждает, что человек — не эволюционная случайность, что в нём отражается «образ и подобие» наивысшего существа. «Аспекты эволюционной теории, совместимые с этой истиной, являются полезным дополнением к человеческим знаниям. Те же ее аспекты, которые подрывают эту истину, должны быть решительно отвергнуты как атеистическая теология, притворяющаяся наукой».

Редакция журнала Nature приняла вызов. «И тело, и разум человека произошли путем эволюции от более ранних приматов, — утверждается в статье. — Способ человеческого мышления свидетельствует о таком происхождении столь же убедительно, как и строение и работа конечностей, иммунной системы или колбочек глаза».

Речь идет не только о механизмах работы отдельных нейронов, но и о таких «высших» психических проявлениях, как мораль. Редакция авторитетного журнала при этом ссылается на опубликованную в том же номере статью, посвященную исследованиям одной из базовых человеческих эмоций — отвращения — и ее влияния на моральные оценки. Об этих исследованиях мы расскажем читателям «Элементов» в одной из последующих заметок.

В том, как эмоции управляют нашей моралью, редакция Nature усматривает весомое доказательство эволюционного происхождения того и другого. «Идея о том, что человеческий разум является продуктом эволюции, это не атеистическая теология. Это неоспоримый факт», — утверждается в статье.

Можно ли сегодня всерьез относиться к идее о том, что человеческий разум есть «отражение» разума божественного? По мнению редакции, крайне маловероятно, что существо, способное создать Вселенную, обладает разумом, опутанным такими же системами эмоциональной регуляции, ориентирующимся на такие же системы восприятия и анализа информации, как «прямоходящая обезьяна, приспособившаяся к жизни в маленьких, тесно сплоченных коллективах в условиях африканской саванны».

В статье также отмечается, что в современной антропологии, эволюционной биологии и нейропсихологии остается много нерешенных проблем, но это вовсе не означает, что данные этих наук могут быть отвергнуты на основании одних лишь религиозных верований. Современное научное видение природы человека может вызывать чувство дискомфорта и неудовлетворенности, но это не делает его менее достоверным и менее научным. Любые серьезные попытки обобщения и систематизации имеющихся данных могут быть основаны только на идее о происхождении человеческого разума в ходе биологической и культурной эволюции, без ссылок на божественное творение.

Конечно, краткая (всего на полстраницы) редакционная статья не может содержать развернутой научной аргументации, да и не должна — у нее другие задачи. Статья интересна прежде всего как симптом, и симптом тревожный. Антиэволюционные настроения в Америке (и не только) уже набрали такую силу, что научное сообщество больше не может сохранять прежнюю невозмутимость и делать вид, что взирает на происходящее «свысока».

Судя по всему, очередной виток противостояния науки, религии и общественного сознания обещает быть весьма драматичным.

Источник: Evolution and the brain (Editorial) // Nature. 2007. V. 447. P. 753.

Предыдущие новости

15.06 В Китае нашли кости гигантского птицеподобного динозавра

Китайские палеонтологи сообщили о находке необычного динозавра, близкого к предполагаемым предкам птиц и получившего название Gigantoraptor erlianensis. В отличие от других птицеподобных динозавров, вес которых редко превышал 40 кг, гигантораптор был настоящим гигантом и весил около полутора тонн.

14.06 К концу века птиц станет намного меньше

Около тысячи видов птиц в текущем столетии окажутся под угрозой вымирания. К такому выводу пришли экологи, рассмотрев судьбу 8750 видов птиц при реализации четырех возможных сценариев глобального развития общества и экономики. Особенно пострадают птицы тропических районов.

13.06 Полинезийцы привезли в доколумбовскую Америку домашних кур

Анализ ДНК из куриных костей шестисотлетней давности, найденных в Чили, показал, что куры были завезены в Южную Америку из Полинезии по меньшей мере за сто лет до экспедиций Колумба. Наряду с некоторыми другими фактами, установленными ранее, это открытие подтверждает наличие культурных контактов между Америкой и Полинезией в доколумбовскую эпоху.

Выступление по теме «Классификация и диагностика дискалькулии. Методы профилактикии коррекции расстройства».

Многие считают что математика и русский язык – предметы абсолютно разной направленности. А вот и нет. Между ними существует тесная связь и даже зависимость одной от другого.

Во-первых, за операции счета и письма отвечают одни и те же отделы коры головного мозга, при их повреждении нарушается способность к чтению, счету и письму. Во-вторых, в русском языке, как и в математике, постоянно используются какие-нибудь алгоритмы. То это алгоритм последовательного написания букв в слове, слов в предложении, то образование новых слов по типу сложения (диван-кровать), то разбор слова по составу, а предложения по его членам. Если ребенок с детского сада не научился считать, он и писать будет плохо. Расстройство счетной деятельности ставится только в школьном возрасте и называется дискалькулией, о которой и поговорим сегодня.

Читайте также:
Сухость во рту, головокружение, тошнота: значимые причины

Почему дети не хотят учиться в школе?

Учимся читать правильно

Симптомы

Часто наблюдаются признаки неустойчивого поведения при педагогической запущенности и социальном неблагополучии. В большинстве случаев наряду с дискалькулией отмечают дисграфию (проблема правописания и плохого почерка). А вот писать и читать ребенок может довольно хорошо.

Укажем некоторые трудности, являющиеся признаками специфической дискалькулии:

  • Непонимание, что значит число, каково его разрядное строение.
  • Непонимание, как связаны числа, и какое их внутреннее строение.
  • Непониманияе, что значит ноль, левый и правый компонент числа.
  • Неумение выстраивать автоматизированные цифровые и порядковые ряды.
  • Неспособность складывать числа с переходом через десяток, вычитать, делить и умножать.
  • Неумение распознавать числовые знаки.
  • Неспособность соотнести числа при выполнении действий арифметики.
  • Сложно выучить таблицу умножения.
  • Неумение решать задачи, которые предполагают осознание смысла и проведение двух и более логических операций и необходимость держать в памяти некоторые действия.
  • Непонимание математического содержания схем и картинок, которые способствуют правильному решению.
  • Невозможность выполнения логико-абстрактных действий из области алгебры, геометрии, тригонометрии, физики.

Иначе говоря, ребенок без труда считает в рамках десяти, но не оперирует более крупными числами. Он не способен уразуметь структуру чисел, соотнести число и его написание с помощью цифр. Поэтому ребенок зачастую с трудом учится определять время, практически не запоминает даты, номера телефонов, формулы, в школе не может успевать на черчении, физике, химии. Если проявились указанные симптомы, не стоит откладывать решение проблемы.

Без умений и навыков, которые дает математика, трудно выполнять многие элементарные ежедневные функции. Кроме того, математика – один из главных предметов многих высших и средних профессиональных учебных заведений, поступить в которые ребенку с дискалькулией будет практически невозможно. Много проблем может создать ученику и постепенно развивающаяся боязнь математики, порождаемая регулярными неудачами на уроках.

Коррекция практогностической дискалькулии

Если у ребенка практогностичекая дискалькулия, при которой недоразвито восприятие образа предмета, его формы, признаков и свойств, действий с ним, затруднен счет предметов

, то необходимо формировать:

об образе предмета и его символическом изображении. Например, как обозначить колючесть: ежик, иголки. А как кислость предмета? Лимон.

Навыки счета:

считать все предметы подряд и называть. Здесь необходимо учить соблюдать именно порядок при счете, не перескакивая через цифры.

Словесное обозначение

системы исчисления и последовательность счета. Каким словом можно назвать пару ботинок (показать), а количество пальцев на руке? Также можно поиграть в такую игру: назови число, которое идет после пяти, девяти, а что стоит перед цифрой два?

Называние итога счета

и соотношение его с количеством предметов или пальцев.

Зрительно-пространственное восприятие

. Здесь могут подойти любые предметы, например, пуговицы разной величины, формы и цвета, а также чашечки или формы для песочницы соответствующие цвету, размеру (большие, маленькие) и форме пуговицам. А теперь попросим малыша разложить квадратные пуговицы (можно детали мозаики) в квадратные формочки, круглые – в круглые, треугольные – в треугольные. Так же раскладываются по цвету и размеру.

Зрительную и слуховую память

на примере эмоционального заучивания стихов.

Совершенствовать мелкую моторику

пальцев рук с помощью манипуляций предметами: собирать пазлы, раскладывать пуговицы, собирать мозаику, вырезать ножницами; координацию движений с помощью логоритмических упражнений.

Пополнять словарь

на основе наглядного материала.

Причины дискалькулии

Слабая обработка оптической информации, как полагают специалисты, – наиболее распространенная причина возникающих трудностей при изучении и понимании математики. Без умения зрительно представить число и конкретную математическую задачу нельзя хорошо знать и понимать предмет. Наличие у ребенка проблем при обработке зрительной информации носит название «невербальные учебные трудности». А если они являются основой неуспевания школьника по математике, то нередки и трудности с грамотностью и выработкой хорошего почерка. Но такие особенности психики не всегда приводят к проблемам с чтением и письмом.

Проблема установления последовательности. Ученики с этой проблемой нередко испытывают серьезные трудности, когда нужно запоминать факты, учить формулы, без которых нельзя произвести математические вычисления. У таких детей к проблемам с математикой добавляются трудности с получением знаний и формированием навыков в разных сферах знания: чтение, выработка грамотности – предметы, требующие запоминания фактов и деталей. Трудно устанавливать последовательности людям, у которых выявлены дислексия или дисграфия.

Математическая фобия – паническая боязнь математики и как школьного предмета, и как науки, связанная с неоднократным отрицательным опытом, полученным в прошлом. В некоторых случаях она доставляет большое количество неприятностей и дает много негативных эмоций, что пагубно для психики ребенка.

Вербальная дискалькулия – коррекция

Если это вербальнаядискалькулия, при которой дети не запоминают и качественно не используют математическую терминологию

, то работать нужно по всем направлениям формирования математических представлений:

  • Учиться считать предметы

и называть их общее количество на наглядном примере. Важно называть количество и счет словами, учить запоминать эти слова и их последовательность. Например, разложить дома вилки и ложки на столе и посчитать их.

Развивать понимание слов

, обозначающих математические понятия. Те же самые ложки, вилки, можно подключить игрушки, обувь, предметы одежды, части тела, считать и акцентировать внимание на числе: вот одна ложка, а вот один ботинок, а теперь покажи один пальчик. Теперь ты понял, сынок, что это один какой-то предмет. Тогда дай мне один носок и т.д.

Развивать умения пользоваться математической терминологией

в разных видах деятельности, если чертим в тетради круг – это называется окружность, берем в руки чашечку, проводим детским пальчиком по ее поверхности – это тоже окружность.

Читайте также:
Кластерная головная боль: симптомы, причины, диагностика, лечение, профилактика.

Развивать пространственное восприятие.

Учить ориентироваться в собственном теле, в пространстве. Это полезно для развития абстрактного мышления в целом. Уже в год ребенок должен показывать все части тела и учиться понимать, а что у него наверху, что внизу, что спереди, а что сзади.

Активизировать зрительную и слуховую память

. Показывать картинки с цифрами и количеством предметов, заучивать небольшие стихотворения, подкрепляя их наглядным показом движений и эмоциями. Например, заучивание стихотворения:

Нужно эмоционально махать руками, изображая взмахи крыльев лебедей их полет, а затем приземлиться и как бы поплюхаться в воде. Это здорово развивает память!

    Считать предметы и называть их, согласуя числительные с существительным

: одно яблоко, два яблока и т.д. А потом спрятать и спросить: сколько не стало яблок? Одного, двух, трех и т.д., таким образом, на наглядном примере развивать лексику и грамматику.

Развивать слуховое восприятие

. Назвать несколько чисел вразброс и попросить, чтобы ребенок повторил их.

Развитие сенсорных представлений:

работать с формой, величиной, цветом, учить ребенка разграничивать эти понятия, сравнивать, находить сходства и различия. Дай мне такой же по цвету кубик, а теперь дай кубик другого цвета, но такого же размера, а теперь дай мяч такого же цвета и размера как кубик.

Терапия дискалькулии

Лечение такого расстройства проводится амбулаторно в городских и районных поликлиниках, специализированных детских заведениях или в школьном логопедическом кабинете. Терапия предполагает медицинскую и педагогическую помощь ребенку со стороны логопеда, психолога, невролога. С детьми проводят особые циклы занятий, логопедических и учебных. Вначале они индивидуальны, затем ребенка определяют в группу детей, которые решают подобные проблемы. При необходимости назначается лечение медикаментозными препаратами. Во время занятий, прежде всего, формируются такие умения, навыки и понятия:

  1. Определение состава числа.
  2. Беглый счет.
  3. Логическое, абстрактное и зрительно-пространственное мышление.
  4. Способность программировать арифметические и математические конструкций.
  5. Умение осуществлять самоконтроль.

Родители обязательно включаются в процесс лечения ребенка, что предполагает их активное взаимодействие и регулярные игровые занятия, которые развивают высшие психические функции.

Классификация

По образованию дискалькулия бывает двух типов: врожденная и приобретенная.

Системные нарушения в процессе развития ребенка могут отрицательно сказываться в изучении математических наук. Психологическая травма также может послужить развитию дискалькулии, если в раннем возрасте ребенок получил негативный опыт обучения счету.

  • Практогностическая или пространственная — проявляется в затруднении абстрактно считать или делить предметы.
  • Графическая — проявляется в нарушении «кодировки», то есть ребенок не воспринимает на слух цифры, не способен записать называемое число.
  • Вербальная — сложность состоит в словесном обозначении математических действий, ребенку трудно назвать цифру, символ, формулу.
  • Операциональная — затруднения при выполнении арифметических действий, нарушения зрительно мышления.

Полезные советы детям с дискалькулией

  1. Решая математическую задачу, стремись ее зрительно представить, нарисуй ее содержание.
  2. Отведи максимум времени рассмотрению рисунков, чертежей, схем, которые иллюстрируют задачу.
  3. Громко прочитай задачу, пример или уравнение и прислушайся к звучанию, представляя все, что слышишь.
  4. Проси дать образец решения подобных заданий.
  5. Придумай жизненную ситуацию, где может быть применено такое решение. Или попроси взрослых помочь тебе.
  6. Больше и чаще пиши на листочках в клеточку. При выполнении заданий на отдельных рабочих листах выбирай те, на которых нет пометок, сделанных чужой рукой – это лишняя и ненужная зрительная информация.
  7. Отбрось страх перед цифрами, формулами, задачами и примерами. Более того, выдели много времени для того, чтобы выучить формулу или аксиому. Используй готовые или придумывай мнемонические фразы и системы запоминания.

ДИАГНОСТИКА

Диагностика дискалькулии младших школьников включает в себя следующие направления:

  • Сбор анамнеза (сведения, полученные в процессе разговора): уточняются все нюансы течения беременности вплоть до рождения ребенка; условия, в которых воспитывается малыш; исключение аналогичных проявлений у родителей.
  • Осмотр: обследование на наличие психических и неврологических расстройств; наличие органических поражений головного мозга.
  • Оценка математических способностей: ребенок считает до десяти и обратно, сравнивает предметы по размеру и количеству, выстраивает числа в порядке увеличения и уменьшения.
  • Обследование сенсо-моторных функций: моторика рук, проверка восприятия на слух, координации движений в пространстве, зрительный гнозис (узнавание формы, цвета, величины и тд).
  • Обследование логических операций: сравнение, распределение, заключение.
  • Изучение количественных представлений: представления о структуре числа, сравнение.

Также специалисты прибегают к таким процедурам, как:

  • Электроэнцефалография (ЭЭГ). Изучение активности мозга.
  • Магнитно-резонансная томография (МРТ). Исследование внутренних органов и тканей организма.

КОРРЕКЦИЯ ДИСКАЛЬКУЛИИ У ДЕТЕЙ

Коррекционная программа по борьбе с дискалькулией основана на психокоррекционных упражнениях. Такой подход дает возможность задействовать необходимые участки головного мозга и активировать нейронные связи.

В лечении используются коррекционные методы:

  • Медикаментозное лечение

Неврологом или психиатром выписываются ноотропные препараты.

  • Развитие пространственного восприятия

Ведется работа по формированию навыков ориентирования в окружающем мире и пространстве, ребенок учится соотносить между собой объекты и изображения, использовать понятия высоты, длины, глубины, ширины и тд.

Активно используется кубик Коса, доски Сегена, а также игровые программы, направленные на понимание расположения предметов: верх, низ, справа, слева, далеко, близко и тд.

  • Упражнения на развитие речи

Увеличивается объем словарного запаса (активный и пассивный), изучаются арифметические термины и их правильное использование.

Изначально на занятиях изучают слова “меньше”, “больше”, “равно”, как называются фигуры, классифицируются предметы. Далее идет обучение порядковому счету и внедрение арифметики в речь.

  • Упражнения на развитие способностей к арифметике

Если заметны успехи в речи, то можно приступать к простым математическим действиям. На занятии ребенок проговаривает вслух и делает записи задач, разбирается смысл, учится логически подбирать решения.

Со временем начинают решаться задачи на вычитание, складывание, а также формируется навык написания чисел и арифметических знаков.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: